Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

звезда

Синестезия

Синестезия— особое восприятие, при котором раздражение одного органа чувств человека ведёт к непроизвольному отклику другой сенсорной системы. Синестесты, то есть люди, способные переживать подобный опыт, могут чувствовать вкус звуков, воспринимать мелодии тактильно, а буквы и числа — как цвета или фигуры. Последняя форма синестезии, которую называют графемно-цветовой, — одна из самых распространённых, и именно ею обладает дизайнер Бернадетт Шеридан из США.
Вот как она видит мое имя

https://synesthesia.me/see-your-name

а так меня видит мой телефон на прогулке
ах, какой сегодня был солнечный день!

На Венере, ах, на Венере
У деревьев синие листья.


звезда

Январь как март, на озере весна...

Ветер принёс издалёка
Песни весенней намёк,
Где-то светло и глубоко
Неба открылся клочок.

В этой бездонной лазури,
В сумерках близкой весны
Плакали зимние бури,
Реяли звёздные сны.

Робко, темно и глубоко
Плакали струны мои.
Ветер принёс издалёка
Звучные песни твои.

А. Блок
29 января 1901

звезда

Три спички



стихи Жак Превер

«ПАРИЖ НОЧЬЮ»
Три спички, зажжённые ночью
одна за другой:
Первая — чтобы увидеть лицо твоё
всё целиком,
Вторая — чтобы твои увидеть глаза,
Последняя — чтобы увидеть губы твои.
И чтобы помнить всё это,
тебя обнимая потом,
Непроглядная темень кругом.

Перевод М.Кудинова
звезда

Уроки Музыки

Люблю, Марина, что тебя, как всех,
что, — как меня, —
озябшею гортанью
не говорю: тебя — как свет! как снег! —
усильем шеи, будто лед глотаю,
стараюсь вымолвить: тебя, как всех,
учили музыке. (О крах ученья!
Как если бы, под богов плач и смех,
свече внушали правила свеченья.)
Не ладили две равных темноты:
рояль и ты — два совершенных круга,
в тоске взаимной глухонемоты
терпя иноязычие друг друга.
Два мрачных исподлобья сведены
в неразрешимой и враждебной встрече:
рояль и ты — две сильных тишины,
два слабых горла музыки и речи.
Но твоего сиротства перевес
решает дело. Что рояль? Он узник
безгласности, покуда в до-диез
мизинец свой не окунет союзник.
А ты — одна. Тебе — подмоги нет.
И музыке трудна твоя наука —
не утруждая ранящий предмет,
открыть в себе кровотеченье звука.
Марина, до! До — детства, до — судьбы,
до — ре, до — речи, до — всего, что после,
равно, как вместе мы склоняли лбы
в той общедетской предрояльной позе,
как ты, как ты, вцепившись в табурет, —
о карусель и Гедике ненужность! —
раскручивать сорвавшую берет,
свистящую вкруг головы окружность.
Марина, это все — для красоты
придумано, в расчете на удачу
раз накричаться: я — как ты, как ты!
И с радостью бы крикнула, да — плачу.

Б. Ахмадулина